Печать

Какие бывают начальники


И вот настал волнующий момент - вы приходите на новую работу, в новый коллектив, к новой жизни и к новому начальнику. Как сразу же определить, в какие рукавицы вы попали и сколько стружки с вас снимут в первую же рабочую неделю? Внимательно ознакомьтесь с содержанием этой статьи, сделайте поправку на юмор, гротеск и субъективный опыт автора, проведите корректировку в соответствии с «планом местности», вспомните золотой советский кинематограф («Служебный роман» и т. д.) и тогда методом дедукции вы сможете вычислить перспективы роста, загрузки, зарплаты, нервного срыва, инфаркта, отдыха на побережье Средиземного моря и все прочее, что может дать эта работа и что так жестко увязано с вашим шефом, который всегда прав.

Зверь
Начинает свой рабочий день с головомойки. Подчиненные, уже хорошо ознакомившиеся с крутым нравом шефа, сами, без напомина-ний, выстраиваются перед каби-не-том в очередь на ковер. Из-за закрытой двери то и дело слышится брань в адрес бездельников, тунеядцев и лентяев, которые дождутся, что их лишат не только премии, но компенсации на еду и проездной.
Никто, даже поседевшие от перманентного ужаса ветераны отдела, не могут припомнить улыбку на лице босса. Секретари меняются как перчатки, до тех пор, пока не попадается совсем законченная моральная мазохистка. Хорошо еще, если у шефа есть постоянные привычки. А если количество сахара в кофе меняется еженедельно, а расписание «чай-кофе-чай-обед-кофе-кофе-ужин» меняется и того чаще, то мало даже быть моральной мазохисткой. Надо быть просто истинной смиренной христианкой или адептом учения Кастанеды, проходящим курс борьбы с тираном.
Сроки сдачи отчетов, включая час и минуту, написанные большими буквами на листах ватмана, украшают стены отдела. Малейшая опечатка в записке карается лишением премии. И если плохо проходит факс в Магадан, то надо доставить его туда лично. Отпуска - только зимой и в осеннюю слякоть. И не больше недели в год. Больничные не допускаются вообще. Лояльные сотрудники ходят на работу с любой температурой. А не лояльным здесь вообще делать нечего.
Естественно, что в офис надо являться ровно за полчаса до официального начала рабочего дня. И уходить как минимум на час позднее. Если нет работы, то шеф ее обязательно найдет. Например, рассортировать документы в папках десятилетней давности. Карты на экране монитора - смерть на месте. Обеденный перерыв - святотатство. А уж выскочить во время него в магазин - просто предательство. Поездки во время рабочего дня - только на общественном транспорте.
При этом периодически возникают слухи, что садист-начальник в близких отношениях с директором и вообще вечен. Так что наиболее надежный способ остаться в живых - самому сменить место работы.
При этом не надо удивляться, что у самого шефа есть служебная машина, двухчасовой обеденный перерыв, Doom на экране и отпуск в любое время года. Что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку.

Либерал
Это свой парень. Он не признает отчеств и со всеми общается на ты. Впрочем вы тоже можете ему смело тыкать. Какие формальности в коллективе? Мы все делаем одну работу. Мы все в одной упряжке. Ребята, давайте сегодня и завтра посидим до одиннадцати, зато послезавтра пойдем в ресторан, обмывать хорошо сделанную работу.
Либерал - это душа коллектива. Отпроситься на часок пораньше - пожалуйста. Заболел ребенок - нет проблем. Больничный - бери, выздоравливай и сохрани чеки на лекарства - оплатим. Отпуск - в любое время, только чтобы не пострадали интересы коллектива, надо заранее договориться, кому перепоручить твою работу. Дни рождения - святое дело. Отмечаются всем дружным коллективом с музыкой, песнями и обильными возлияниями.
Конек либерала - общий досуг. Пикники с семьями, общие походы в рестораны, театры, экскурсионные поезд-ки - весь мировой опыт по сплочению коллектива известен такому шефу.
На столе секретаря не успевают увядать букеты роз. Сотрудницы - само воплощение женственности: фирма оплачивает солярий, бассейн, массаж. Сотрудники проводят досуг в престижных клубах, где завязывают знакомства, позволяющие работать более продуктивно, а значит, больше зарабатывать и жить еще лучше.
Всегда к услугам целый штат курьеров, стенографисток, машинисток. Даже факс отправляет специально выделенный человек. Компьютеры - новейшие, сотрудники отдела информатики в поте лица делают нескончаемый upgrade и славят шефа, который понимает, как им необходимы сервер Sun и Internet.
Идиллия. Главное одно - любить фирму как родину, коллектив как семью, шефа как отца родного. И не ждать приказа или поручения, а наоборот - самому искать работу. Инициатива у либерала наказуема лишь исполнением. Хорошее исполнение - премией. В таком коллективе даже сверхурочная работа не кажется наказанием, ведь шеф приходит еще раньше, а уходит еще позже. И всем становится понятно, почему у него шофер и служебная автомашина: чтобы силком увозить его домой, а то еще проработает всю ночь напролет. И почему секретарь готовит ему еду и прислуживает: не приготовишь и не подашь - останется голодным.
Такой начальник всегда старается быть примером для подчиненных, ошибки воспринимает в первую очередь как свои, а победы - как достижения коллектива.

Дурак
Есть такая поговорка - дураков работа любит. Тогда как каждый нормальный начальник загружает работой подчиненных, дурак все делает сам. Иногда даже сам отправляет факсы. Причин такой «дурости» у нормального и неглупого в остальном человека несколько.
Такой начальник просто не в силах организовать производственный процесс. Ну не может человек вызвать подчиненного к себе в кабинет и сказать ему, чтобы провел социологический опрос по эффективности последней рекламной кампании. Он не может даже подойти к столу подчинен-ного, чтобы отдать ему поручение. Какое уж там «Леночка, два кофе, пожалуйста». Ему в сто раз проще приготовить кофе самому.
Все дело в природной робости таких людей. И не отваживаясь даже обратиться к подчиненным с чем-либо, кроме приветствия и прощания, они предпочитают тихо и спокойно сделать все сами. На работу приходят в семь, уходят в десять, не обедают. Типичный гоголевско-достоевский тип чиновника.
Способ лечения один - правиль-ное питание. На завтрак тарелочку кашки-борзянки, на ужин - сто грамм для храбрости, на обед - отбивная из нерадивого подчиненного.
Другой причиной может быть длительный, долгий путь наверх, когда чиновник настолько привык выполнять приказы, вытягиваться в струнку и бегать по поручениям, что работа наложила неизглади-мый отпечаток «подчиненности». И вот на старости лет такой человек стал начальником. Он же не то, что не умеет командовать, он даже не представляет, как кому-то поручить что-либо сделать. Другое дело, если поручили ему. Поэтому и продолжает сам выполнять все спущенные сверху распоряжения, вместо того, чтобы честно и поровну разделить их между подчиненными.
Есть еще один вариант. Шеф страдает параноидальной манией, что сотрудники сделают все не так, а влетит за это ему. Ну непременно влетит. Могут и с работы выгнать. Что же делать? Вот что: никому ничего не доверять, перепроверять по десять раз, записаться на курсы грамотности, чтобы, не приведи, Господь, не оказалась запятая вместо тире в сложноподчиненном предложении следственного типа. Ведь за такое могут и премии лишить...
Через некоторое время он понимает, что пять раз перечитывать то, что написал подчиненный - нерационально. Проще все сделать самому. И делает. «Дурость» и профессиона--лизм - понятия несовместимые.

Координатор
А точнее «великий координатор». Этот человек ничего не делает сам. Ему некогда. Он руководит. Его стол никогда не бывает завален бумагами, за исключением документов на визу. В компьютере болтаются всего несколько «служебок».
Зато у подчиненных столы ломятся от документов, жесткие диски перегружены настолько, что пасьянсы раскладываются только руками и только по выходным. Столы расставлены в соответствии с последней версией книги «Основы руководства коллективом» Гарвардской экономической школы. Поток документооборота идеален. Задания честно и поровну разделены между всеми подчиненными. Время расписано по часам. На завтрак планерка, в обед - совещание у руководства, ужин - раздача домашних заданий и без того стонущему от нагрузок коллективу. А шеф руководит.
Ему некогда даже написать записку директору - это делает под диктовку секретарь. Ему порой некогда поставить подпись - за него расписывается зам. Координатор принимает решения, распределяет потоки, берет дополнительную нагрузку на отдел и проводит важные переговоры. Он руководит. И никогда ничего не забывает.
Вероятно, в детстве этот человек видел себя на белом коне и с маршальским жезлом. Или по крайней мере с дирижерской палочкой или председательским молотком в руках. Не вышло. А жаль. На худой конец из него мог бы получиться отличный маршрутизатор или сервер. Он бы справился.

Скупердяй
Хуже скупердяя может быть только зверь. Хотя с какой стороны посмотреть. Зверь зверем, но зарплату платит, питание и транспорт компенсирует, деньги на премиальные выбивает. А зимой можно отдохнуть и в Турции.
Скупердяй же имеет в жизни одно кредо: люди должны трудится за спасибо. И почитать за счастье возможность вкалывать с утра до ночи на работе. Зачем платить людям зарплату? Этого скупердяю не понять никогда. Дотация на питание? А разве сотрудники едят? Оплата проездного? А разве сотрудники не ходят пешком? И неважно, что за счет фирмы скупердяй обедает в ресторане, а домой его отвозит персональный шофер на иномарке. «Я» и «Они» лежат для него в разных плоскостях и в разных Вселенных.
Не удивляйтесь, если, придя первый раз на работу, вы увидите на своем рабочем столе 286 компьютер с Лексиконом. Это царство скупердяя. О защитном экране можете и не думать - его нет даже у руководителя, который «облучается» на 21-дюймовом мониторе за пару тысяч долларов.
И не рассчитывайте на то, что зарплата хоть на доллар поднимется после окончания испытательного срока, как было обещано на собеседовании. Понизиться может. Повыситься - вряд ли. И знаете почему? Фирма работает без прибыли. Наоборот, в убыль. При мастерском ведении бухгалтерии возможно все. Можно даже не платить зарплату, кормя подчиненных вечными завтраками. Кому не нравится - «пусть уходят, раз они такие. И вообще, не смейте говорить при мне о деньгах!». Поэтому, если зарплату не выплачивают более месяца, то бегите из такой конторы. Можете быть уверены, что ее вы не получите уже никогда. Понимать надо, директору нужен новый «Mercedes». И вообще не до вас.
Еще один мастерский прием скупердяя - брать на сто долларов, обещая остальное «в конверте». Чтобы не платить налогов, не светиться и т. д. Может, личный помощник, секретарь, охранник и шофер и получают в конверте, но вы об этом можете забыть сразу. Конечно, все не так прямолинейно, конверт вам обязательно дадут, но завтра. А завтра будет другое завтра.

Маша-растеряша
Рабочий день начинается с того, что шеф забыл дома бумаги, которые взял с работы с благой целью - посидеть с ними выходные. Или наоборот. Должен был взять, но забыл. А руководство уже ждет доклада.
Где авторучка? Куда подевались сигареты? Кто увел зажигалку? Это еще самые безобидные потери. Тут вполне может справиться и секретарь. А подсказать, что один ботинок белый, а другой черный могут жена или мама. Но вот куда подевался факс из Лондона, который еще вчера был на столе, где дискета с новым текстом контракта и в каком каталоге лежат котировки - это уже задачи повышенной трудности.
Секретарская школа такого начальника - приобретение искусства высшего пилотажа. Какой там органайзер или программа по организации рабочего дня. Тут не обойтись без трехмерной базы данных под UNIX.
Сотрудники вечно находятся в положении боевой готовности. Необходимые материалы уже заранее разложены на столе, чтобы вовремя оказаться под рукой. Однако даже в таком четко отлаженном механизме бывают промахи. Можно взять пять-семь экземпляров визиток, десять-пятнадцать прайсов, отксерить двадцать экземпляров толстенного каталога, чтобы были у каждого, но как быть с телексом, который срочно был доставлен к шефу, минуя по пути новейший копир? Или с телефонным звонком, который не удалось подслушать с параллельного аппарата с целью записать на магнитофон и занести в локальную сеть имена, даты, события и намерения? А шеф уже тут как тут. Кричит из-за закрытой по забывчивости двери: «Кто должен приехать сегодня на переговоры?» или: «Куда я все-таки лечу: в Милан или в Магадан?»
В командировках такого начальника сопровождает почетный эскорт из «хранителей царской памяти», переводчиков (выученные языки шеф забыл сразу же после экзамена), секретарей с ноутбуками и персональных помощников. При этом очень часто именно такие руководители принимают гениальные решения. А что? Голова ничем не забита, ни забот, ни проблем, ни лишней информации. Поэтому все серое вещество можно в любой момент мобилизовать на молниеносную мозговую атаку, результатом которой обычно является предоставленный кредит, новый рынок сбыта, льготный тариф и нефтяное месторождение в бессрочную аренду под минимальный процент.
Такой шеф - не компьютер. Это процессор. Роль жестких дисков, дискет, клавиатуры и интерфейса выполняют подчиненные. Порой за весьма неплохие деньги. И своего «чудака» начальника они не оставят ни за какие блага.

Турист
Где шеф? Этот вопрос занимает умы подчиненных не меньше чем «Что делать?» и «Кто виноват?». Куда посылать ответ на факс: в Австрию или в Австралию? В какой гостинице он остановится в Париже? Где ему бронировать номер - в Токио или в Йоханнесбурге? Для какой встречи ему готовить бумаги?
Вопросы, вопросы, вопросы. Раз в месяц или реже шеф появляется в офисе. Толпа сотрудников перед кабинетом начальника напоминает очередь в McDonald’s. Телефоны подобны радио «Максимум» - без перерыва: провод раскалился добела, секретарь успела сточить ногти, набирая бесконечные вереницы цифр. Даже дома она автоматом нажимает 8-10 перед любым номером. Факсы изрыгают рулоны бумаги на всех языках мира. У подъезда столпотворение автомобилей, словно на юбилее нефтяного генерала. Шеф приехал... Дождались... Наконец-то...
Пара-тройка дней проходят словно в нескончаемом боевике, наполненном погонями и перестрелками. И вот шеф опять уезжает в очередное турне, а сотрудники остаются погребенными под горами заданий, поручений, распоряжений, приказов и прочих напоминаний. Секретарь опять начинает работать в режиме автоответчика, помощник - связного. Опять вопрос «где шеф?» витает в воздухе. Шеф отсутствует, но работа идет.
Вечный двигатель невозможен. Но машина с КПД в девяносто девять и девять десятых процента возможна вполне. Такой машиной и становится отдел шефа-туриста. Непродолжительные визиты направлены лишь на то, чтобы скорректировать настройку на данный этап, провести небольшую чистку, где-то позолотить, где-то подтянуть - и опять вперед, за новыми объемами сырья для переработки и поиском новых рынков сбыта изделий.
Если вы устраиваетесь на работу, а собеседование с вами проводит только кадровик, служебные записки подписывает зам, а знак зодиака и внешность начальника являются предметами бесконечных споров по дороге домой - ваш начальник турист.

Связной
Работа связного чем-то напоминает работу координатора и невежды. Он мало что делает сам. Его дело - работа с Руководством.
Сидит он очень часто в отдельном кабинете, поймать его на рабочем месте - архисложно. Начальник у руководства. Он пробивает, требует, доказывает, стоит на ковре, пьет на дне рождения и делает еще массу всяких полезных дел. Единственное техническое ограничение - связной «связывается» только с лицами своего ранга и вышестоящими.
Секретарь генерального знает связного ближе чем своего шефа: связной половину времени проводит в ее приемной, наводя мосты к сердцу большого босса. Пол в кабинете главбуха вытерт его ботинками.
Связной - это каменная стена, за которой отдел чувствует себя в полной безопасности. Что такое вызовы на ковер к руководству - не знает никто. Как никто не знает даже фамилию генерального. И вообще чем занимается фирма. Люди делают свою работу - связной забирает результаты для представления директору, так что и кнут, и пряник не спускаются ниже шефа.
За свой отдел такой начальник стоит горой. Право казнить и миловать - это его прерогатива. И не дай Бог, не заплатить его питомцам премию. В общем, «слуга царю, отец солдату». 
Кажется лишним даже упоминание о том, что весь объем работы для отдела поставляется связным. Сотрудники связного неуязвимы даже для клыков и когтей церберов из первого отдела.
Субординация - вот бог, которому связной курит фимиам. Поэтому, естественно, что прыгуны через голову начальника - его кровные враги. Не на жизнь, а на смерть. Как и карьеристы. Претендентов на свое место, шибко умных и акробатов связной чует за версту. И никогда не возьмет на работу к себе в отдел. А если кто-то вдруг начинает заболевать любовью к заоблачным высям, то высшая мера наказания - увольнение в двадцать четыре часа - не заставляет себя ждать.

Вельможа
Вельможу можно определить сразу. Для этого даже не нужно быть психологом. Не надо смотреть на компьютеры, на то, как выглядят сотрудники, во что они одеты и сколько у них на столе бумаг. Достаточно взглянуть снизу вверх на восседающего в высоком кожаном кресле начальника, стол которого стоит на специальном подиуме.
За этим столом заседает важный, степенный, солидный, немногослов-ный человек. Каждой, пусть даже самой незначительной, фразе придается вес сократовского изречения. Вельможа не подписы-вает документы - он оставляет свой бесценный автограф. Пешком ходит только туда, куда и короли. Для остального - машина. Совершить телефонный звонок - ниже его достоинства. Стол - чист. Факсы и телексы читает вслух специальный помощник. Тот же помощник вычитывает газеты, подчеркивая особо важные места для дальнейшего доклада. Вельможа не пишет писем. Устремив в потолок свой взгляд и важно нахмурив лоб, он в течение получаса отпускает несколько мудрых мыслей, на ходу конспектируемых помощником, чтобы потом на их основании подготовить квартальный отчет.
Если вельможа курит, то трубку или сигару. На худой конец Давидова. Сигарету тушит в пепельнице плавными кругами. Даже бумаги в урне лежат с чувством собственного достоинства. Визитка вельможи - с золотым тиснением, выполнен-ная на особой бумаге, представля-ет собой высокохудожественное произведение.
Премии вельможа выдает царским жестом. Благоволит подхалимам и не выносит простых, как три копейки, людей. Секретарь вельможи - неприступная крепость. Цветы для нее - только темные розы не ниже метра высотой. Косметика - классичес-кая, без всяких там «сомнитель-ных» пузырьков от Дали. Подчиненные называют его «Сам», пришепетывая при упоминании дражайшего имени-отчества.
В принципе с вельможей вполне можно ужиться. Столы и пол моют два раза в день, бумага для техники только финская, в туалетах сверкает итальянская сантехника, при входе - автомат для чистки обуви. Столовая - на уровне ресторана. Зарплаты - никто не обижается. С барского плеча перепадают и премиальные, и оплачиваемое лечение, и отпуск за счет фирмы, и второе образование. Надо только быть вежливым, почаще шаркать ножкой и угодливо хихикать на редкие плоские шутки шефа.
Единственный народ, который не задерживается в таком отделе - это остряки. Вельможа не понимает шуток, а особенно над собой. Сам шутить он, естественно, не умеет. Может лишь улыбнуться этак снисходительно, покровительственно, когда милостиво оплачивает отдых на Средиземном море.

Невежда
Невежды бывают двух типов: сознающие свою профнепригод-ность и переполненные амбициями. С первыми можно отлично сработаться. Работа со вторыми мукам подобна.
Сознающий свою профнепригод-ность невежда - чей-то сын, зять, брат или сват. Он сидит тихо и не высовывается. Никогда не лезет в дела отдела. Не читает принесенные на подпись бумаги. Обилие свободного времени позволяет невеждам заниматься своими делами, ходить в курилку и на чаек друг к другу. Так что если вы встречаете в курилке парочку начальников заштатных отделов, которые обсуждают ремонт задней подвески на «Волге», то знайте - это невежды. Обычно невежде уже хорошо за сорок. То есть входить в курс дела и заниматься самообразованием уже поздно.
Невежда, сознающий свою профнепригодность, никогда не препятствует благим начинаниям - он просто не может отличить их от обычной рутины. Не учит подчиненных - сам ничего не смыслит. Предел желаний невежды - выйти на пенсию, доделать дачу и приобрести новую машину.
Часто профессионально непригодного невежду можно встретить в кресле начальника отдела информатики. Когда-то это был специалист по машинам, занимающим три этажа и полздания. Стал начальником «тупикового» в плане служебного роста отдела, да так им и остался, несмотря на явный прогресс в отрасли, угнаться за которым у невежды не хватило сил и времени.
Совсем другое дело - перепол-нен-ный амбициями невежда. Очень часто это отставной полковник, которого надо было куда-то приткнуть. Или который сам куда-то приткнулся, пока еще были связи. Полбеды, когда это технарь или хозяйственник. А если полевой командир?
Такой невежда лезет в буквальном смысле слова во все щели. Прочитывает каждую мельчайшую бумажку. Всем дает советы и всех учит. Плевать, что подчиненный всю жизнь работал в этой области. Амбициозный невежда все знает всегда лучше всех. И лучше ему не перечить. А сказать ему правду, что он не «совсем» компетен-тен, - смерть. С металлом в голосе невежда начинает вправлять мозги зарвавшемуся сотруднику. Начальник всегда прав.
Курят такие люди на своем рабочем месте. Им некогда ходить в курилку и обсуждать, кто как с кем сыграл. Они заняты делом. И дело это хуже любого безделья.
Способ борьбы с таким деспотом один. Дождаться, когда «крыша» уйдет в отпуск, уедет в длительную командировку или ляжет больницу. И тихонько подсунуть докладную записку, переполненную невеждиной блажью, наиболее ценящему профессиональность руководителю. Результатов может быть только два: либо ваш начальник идет искать новую работу, либо получает такой «фитиль», что моментально осознает свою профнепригодность.

Фанат
Работа - это все или почти все в его жизни. Если бы на работе можно было жить, то фанат немедленно притащил бы туда кровать и платяной шкаф.
Часто фанатами становятся женщины за тридцать с не- сложившейся личной жизнью. Или холостяки за сорок. Родители, если и живы, то находятся в другом городе. Или живут с другими детьми. Жениться или выйти замуж уже нереально. Остается одно - работа. И ей фанат отдается без оглядки.
Фанат не зверь. Это просто обездоленный человек. Самый тяжелый день - воскресенье. Самый счастливый - понедель-ник. Рабочий день не ограничен. Ужас в том, что подобной преданности делу фанат требует и от своих подчиненных. Ему не понять, что люди болеют, поскольку сам фанат приходит на работу с температурой сорок и лечится подготовкой к Совету директоров. Не понять, что у людей есть семьи, дети, животные, дача и машина. Что вечера предназначены не для того, чтобы прочитывать и расписывать почту, а для отдыха. Что в выходные не пишут объемный отчет, а устраивают пикники, загородные поездки и ходят в гости. Друзей у фаната тоже нет.
Это идеальный работник, его фирма процветает, он делает карьеру. Но ни деньги ни успех не трогают сердце фаната. Он работает, работает и работает как батарейка Energizer. На пенсию фанаты не уходят. Умирают в преклонном возрасте за рабочим столом и с ручкой в руке.
Фанат не кричит на своих подчиненных: он уважает в них коллег, не скупится на расходы - это обернется сторицей для работы.
Естественно, что фанат - главный враг бухгалтерии и отдела кадров. В отпуск он никогда не ходит, а если и уходит, то каждый день приезжает на работу, чем всех без конца путает и сбивает с толку. К тому же ему постоянно надо рассчитывать сверхурочные, премиальные, дополнительные выплаты за совмещение и т.д.
Фанатами не рождаются - фанатами становятся. И отличительная черта любого истинного фаната - вы-со-кая степень профессионализма.

 Иван Сухов

Газета "Работа для вас"

Разработка сайтов. Программирование и дизайн. Администрирование серверов и баз данных.